f Шок от кризиса прошел

ФИНАНСОВО-БИЗНЕС АССОЦИАЦИЯ ЕВРОАЗИАТСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

Личный кабинет Карта сайта
FBACS
en ru
en ru

ФИНАНСОВО-БИЗНЕС АССОЦИАЦИЯ ЕВРОАЗИАТСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

Карта сайта
» » Шок от кризиса прошел

Шок от кризиса прошел

О комфортном для бизнеса уровне ключевой ставки, политике Центробанка, российской экономике, возможностях ЕАЭС и пользе экономических форумов рассказал Председатель Координационного Совета ФБА СУШС, Исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев.

- Александр Васильевич, 30 апреля 2015 года Центробанк России понизил ключевую ставку до 12,5%. Как оценивает политику мегарегулятора в 2015 году предпринимательское сообщество? Довольны ли бизнесмены очевидной тенденцией на снижение ставки?

- Снижение ключевой ставки в третий раз за прошедшие почти пять месяцев текущего года стало хорошей новостью для всех. Нужно отметить, что это было ожидаемым событием. Аналитики накануне заседания совета директоров Банка России практически единодушно были уверены в том, что произойдет снижение ставки. Расходились только в прогнозах, на сколько процентов она будет снижена. Подобные настроения в профессиональной среде свидетельствуют о том, что сегодня решения регулятора в целом понятны для рынка, чего нельзя было сказать еще несколько месяцев назад.

- Вы говорите о том, что случилось в декабре 2014 года?

- Резкое повышение ставки до 17% в декабре 2014 года стало полной неожиданностью для предпринимательского сообщества. Я до сих пор считаю, что это было спорное решение. Если перед регулятором стояли задачи стабилизировать курс национальной валюты и успокоить инфляцию в нашей стране, то в результате предпринятых мер они не были решены. А само по себе резкое повышение ставки было уже ударом «по хвосту» проблемы, а не купирование ее на начальном уровне. Понятно, что решение принималось из лучших побуждений: регулятор стремился успокоить, стабилизировать общую ситуацию. Но, как жизнь показала, такое решение создало проблемы для реального сектора экономики, прежде всего, в области кредитования, пополнения оборотных средств, обслуживания обязательств. Стоимость денег увеличилась на фоне отсутствия альтернативных источников заимствования. Россия находится под внешними санкциями и у нас отсутствуют источники дешевого фондирования в банковской системе за счет западных кредитов.

РСПП является одной из немногих организаций, которая с самого начала всей этой истории выступала за снижение ключевой ставки до приемлемого уровня.

- Банк России поднял ставку не просто так: это было ответным шагом сразу на несколько негативных явлений. В частности, натиск на депозиты в банках был в тот момент огромный. Спекулятивная активность била рекорды. Хороших решений уже не осталось, и Центробанк выбирал лучшее из худших, разве не так?

- Варианты действий в тот момент были разные. Регулятор руководствовался финансовыми соображениями в западном понимании: в духе рассуждений либеральной экономической общественности. Но РСПП всегда призывал работать на перспективу, а если не осталось хороших решений, то из двух зол выбирать меньшее.

Нам нужно, прежде всего, делать ставку на отечественную экономику. Сегодня, правда, Банк России наконец-то начал всерьез задумываться о защите интересов национальных производителей. Регулятор понимает, что необходимо не только таргетированием инфляции заниматься. Мы видим, что Центробанк последовательно снижает ключевую ставку. И, по всей видимости, этот курс будет продолжен. Уровень инфляции в России потихонечку стал снижаться, цена на нефть стабилизировалась и далее понемногу начала расти, курс рубля достиг определенного равновесного значения, как утверждают эксперты. Отток капитала продолжается, но я в подобных случаях призываю проводить сравнительный анализ. Отток капитала из Британии за 2014 год составил $350 млрд., к примеру. У нас почему-то не любят приводить подобные аналогии. На этом фоне отток капитала из России в $160 млн. за прошлый год выглядит не такой уж большой цифрой.

Но мы немного отвлеклись, давайте вернемся к анализу политики Банка России. РСПП поддерживает взятый регулятором курс на снижение ключевой ставки. Мы считаем, что снижение этого важного для экономики показателя должно идти за снижением инфляции, а для этого сейчас есть все условия. Мы предполагаем, что на последующих заседаниях совета директоров Центробанка будут приняты решения по дальнейшему снижению ключевой ставки. Теперь логика действий регулятора для представителей бизнес-сообщества стала намного более понятной. Сегодня можно выстраивать среднесрочные планы, что еще некоторое время назад делать было затруднительно.

Что нужно бизнесу в сложных экономических условиях? Четкие ориентиры. Сейчас они появились, и можно говорить о том, что ситуация стала управляемой. Подчеркиваю, что положение остается сложным. Существует угроза дефицита бюджета. В целях предотвращения усугубления проблем правительству приходится использовать накопленные запасы. Принято решение до 60% средств из Фонда национального благосостояния направлять на инфраструктурные проекты. С нашей точки зрения это совершенно правильное решение, которое поддержит государственное инвестирование и оживление инвестиционного процесса в стране. Следует понимать, что частный бизнес не пойдет развивать новые направления, если ему не будут понятны действия государства в обозначенной предметной области.

По прогнозам Министерства финансов, ожидается, что инфляция по итогам текущего года будет составлять около 11,9%. В 2014 году, напомню, была зафиксирована инфляция в размере 14,6%. Это в годовом выражении, разумеется. При сохранении выявленных тенденций я предполагаю, что в 1 квартале 2016 года индекс потребительских цен может снизиться до 8–9% по отношению к показателям 1 квартала 2015 года, конечно же. Достижение такого показателя инфляции вполне реально. Мы надеемся на то, что ситуация останется управляемой, макроэкономические условия будут относительно прогнозируемыми, курс рубля, вероятно, нашел свое равновесное значение и сохранит его в дальнейшем.

Критика Банка России, которую высказывали представители бизнеса, в целом была справедливой. Ведь в конце прошлого года сложилась ситуация, при которой регулятор сначала на 4 трлн. рублей оказывает финансовую поддержку банкам, а они берут эти деньги и бегут на биржу скупать валюту у этого самого Центробанка. Такое поведение участников рынка содействовало ослаблению рубля. Сегодня, конечно же, ситуация совершенно иная.

- Какая ставка была бы комфортной для российской экономики? В целом, как чувствуют себя предприниматели сегодня?

- Откровенно говоря, комфортной была бы ставка в 2–3%. Думаю, что со мной все предприниматели согласятся. Но мы живем в России, поэтому давайте рассуждать реалистично. Ставку в 2–3% можно рассматривать как долгосрочную цель, для достижения которой предстоит проделать еще большой путь. А вот достичь размера ключевой ставки в 9% к марту-апрелю 2016 года вполне реально. И это уже будет достаточное ощутимое продвижение вперед. Если правильно расставлять акценты, то и эта цифра является высокой, ведь при ключевой ставке в 9% банки будут выдавать кредиты предприятиям реального сектора экономики, с учетом всех рисков и необходимой маржи, где-то под 12%. Но ключевая ставка на таком уровне станет ощутимым результатом, значимым достижением.

- А как работают сегодня программы поддержки малого и среднего бизнеса через МСП-банк, через АКГ и другие структуры?

- Крупный бизнес, конечно же, при любых условиях будет чувствовать себя относительно комфортно, поскольку масштаб предполагает иные возможности, в том числе и в области государственной поддержки. Конечно, проблема малого и среднего предпринимательства особенно острой стала в последние десять месяцев. Удивительные события происходят. Тонны бумаги исписаны с целью поддержать этот сегмент, разработаны антикризисные меры, выпущены распоряжения со стороны официальных ведомств, да только малому и среднему бизнесу все хуже и хуже – он постоянно сокращается в объемах. А это значит, что реальной поддержки он не получает.

Реальная поддержка для сегмента МСБ включает в себя три ключевых фактора. Во-первых, доступность кредита должна быть высокой. Во-вторых, система налогообложения для этой категории предпринимателей должна быть облегченной. И в третьих – отсутствие административных барьеров. Всего три ключевых параметра. И что мы видим при предметном анализе? Административные барьеры во многих регионах как были, так и остались. Тарифы, арендная плата, стоимость подключения к электросетям в отдельных регионах даже увеличились. Кредит сейчас мало кому доступен. Так что сокращение сегмента МСБ в России в последние несколько месяцев – закономерное явление.

Появилась надежда, связанная с рассмотрением проблем малого и среднего предпринимательства на заседании Госсовета в апреле текущего года под председательством президента России. Приняты решения: создать единый институт развития малого и среднего бизнеса на базе Агентства кредитных гарантий и МСП-банка; ввести патент для самозанятых граждан; повысить размер получаемого МФО дохода, по достижении которого налогоплательщик утрачивает право на применение специальных налоговых режимов, увеличить до 3 млн. рублей предельные суммы займа, предоставляемого МФО субъектам МСП и т.д. Комплекс мер направлен на максимальную поддержку бизнеса через упрощение процедур на стадии открытия, снижение административной и налоговой нагрузки, расширение доступа к муниципальному и государственному заказу. В целом предстоит к 2020 году добиться увеличения доли предпринимательства в ВВП России до 45%, увеличить занятость до 35 млн. человек в этом сегменте. Так что поживем – увидим.

- Не первый год вы в своих выступлениях и интервью говорите о проблемах малого и среднего бизнеса в России. Когда же ситуация изменится в лучшую сторону?

- Изменения произойдут, когда наступит государственная ответственность чиновников. Будет работать система, в которой каждый служащий осознает, что, чем больше он поддерживает подотчетный ему бизнес, тем больше у него возможностей для развития своего муниципального образования или региона, и тем успешнее он сам как представитель власти. Но для этого нужно иметь государственное мышление, а оно не у всех в наличии, к сожалению. А лучше привести можно формулу – «не помогать и не мешать».

Хочу подчеркнуть, что в России есть регионы, где малый и средний бизнес чувствует поддержку – это и Белгород, и Республика Татарстан, и Калужская область. Между прочим, в Чечне и Ингушетии сегодня достаточно комфортный деловой климат, и там начинает развиваться малое и среднее предпринимательство. В ряде регионов бизнесмены могут позвонить главе региона напрямую и обсудить возникающие проблемы. Но это исключения из правил.

Способствует улучшению ситуации в регионах так называемый «Рейтинг регионов», который рассчитывает комитет по рейтингам при участии РСПП и Агентства стратегических инициатив (АСИ). Считаю, что это документ оказывает определенное стимулирующее воздействие на чиновников. Однако только подобного информационного воздействия недостаточно для того, чтобы помочь малому и среднему бизнесу в России.

Вызывает беспокойство недостаточный объем государственных гарантий и поручительств по кредитам для бизнеса. Проблема настолько серьезная, что ее рассматривали на последнем заседании рабочей группы в Центробанке. Регулятор озаботился проблемами МСБ – это можно назвать беспрецедентным случаем в практике нашего взаимодействия.

Если говорить в целом, то ситуацию в российской экономике сегодня можно назвать управляемой и прогнозируемой. Я не могу сказать, что есть какие-то особенные тревоги, в том числе даже по выплатам внешних долгов. В России очень низкий государственный долг по сравнению с другими странами. При всем при этом есть корпоративный долг, который еще иногда называют квазигосударственным. И хотя здесь существуют проблемы по выплатам, но они сегодня осуществляются в соответствии с планом, и ситуация управляемая.

- На многих конференциях вы рассказываете о едином евразийском экономическом пространстве. В каком состоянии находится проект ЕАЭС? Какие возможности он открывает перед предпринимателями?

- Нужно понимать, что в связи с реализацией нового проекта мы часть национальных полномочий передали в Евразийский экономический союз. С 1 января 2015 года мы работаем в рамках единого экономического пространства, куда с самого начала входили Россия, Казахстан и Белоруссия, затем присоединилась Армения, а в конце мая ее примеру последует Киргизия. В конце мая представители РСПП будут подписывать в Астане соглашение о создании Делового совета ЕАЭС, куда войдут представители бизнеса всех стран объединения, и эта структура будет взаимодействовать с Евразийской экономической комиссией. По всем направлениям деятельности в рамках строительства общего экономического пространства создана «дорожная карта». Напомню, что к реализации нового крупного наднационального объединения мы шли постепенно. Сначала, в 2010 году, был создан Таможенный союз. В 2012 начало работать единое экономическое пространство. Наконец, с 1 января 2015 года заработал ЕАЭС, на территории которого проживает порядка 200 млн. человек. Новый союз представляет из себя емкий рынок и открывает совершенно иные возможности для предпринимательской деятельности. Разумеется, в ЕАЭС входят совершенно разные по уровню экономического развития страны. Наиболее развитой является российская экономика, конечно же. Но в основу ЕАЭС положен принцип взаимодополнения, поэтому подобное наднациональное объединение выгодно для всех участников. Создан огромный рынок сбыта для российских предприятий и корпораций. Объединив наши усилия с партнерами, ЕАЭС выходит на первое место в мире по добыче нефти и газа, на второе место по объему производства минеральных удобрений и по длине железнодорожных путей, на третье место по производству электроэнергии, стали, чугуна, пшеницы и угля. ЕАЭС обладает огромным потенциалом мирового масштаба.

- И как этот потенциал использовать предпринимателям тех стран, которые входят и ЕАЭС? Ведь везде разные ключевые ставки, банковские системы, валюты, в конце концов?

- Для бизнеса важно воплощение в реальность нескольких важных тем: свободного движения товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Интересы предпринимателей адекватным образом должны быть защищены в любой из стран ЕАЭС.

Конечно, нужно признать, что в течение последних 25 лет во всех странах, входящих в новый экономический союз, по-разному формировалась законодательная база, свои особенности имеет банковская система. Но к 2025 году должно быть создано унифицированное финансовое пространство, свою работу должен начать осуществлять мегарегулятор наднационального уровня. Лицензия на банковскую деятельность, полученная, допустим, в России, будет признаваться и в других государствах, входящих в ЕАЭС, без всяких переаттестаций. Произойдет закономерное снижение административных барьеров. Согласно «дорожной карте», общий энергетический рынок ЕАЭС должен быть создан к 1 июля 2019 года. Общий рынок газа планируется создать до конца 2015 года. В полной мере соглашение о едином обращении лекарственных средств будет действовать с 1 января 2016 года, и можно будет говорить уже об общем фармацевтическом рынке. Со временем предполагается проводить единую валютную политику. Стремиться к этому нужно уже сейчас – ведь к 2015 году по всем дорожным картам все виды объединений должны быть выстроены. Ну а дальше можно уже будет рассматривать и переход на единую валюту. Но для этого нам необходимо хотя бы постепенно отказываться от расчетов в долларах США и евро. Следует активизировать товарный оборот друг с другом. Должны осуществляться мультивалютные расчеты. И со временем, я уверен, что так и будет. Но предстоит проделать еще большой путь для достижения наших целей. Для сравнения, хочу напомнить, что европейские страны к единому интеграционному пространству шли более 50 лет, и до сих пор, несмотря на проделанную работу, у них существуют проблемы, связанные с объединением рынка и введением единой валюты. Мы внимательно изучаем их опыт.

- Грядет Питерский экономический форум – событие, которое привлекает внимание многих специалистов на мировом уровне. Какие проблемы будут обсуждать эксперты в этом году в рамках мероприятия?

- Если я буду выступать на этом форуме, то расскажу о том, как чувствует себя бизнес при взаимодействии с банками, какие антикризисные инструменты были предложены правительством и Центральным банком и почему многие из них попросту не работают. Необходимо разобрать вопрос о том, почему, когда есть денежное предложение, то оно ни бизнесу, ни банкам просто неинтересно. Нам следует подробно изучить накопленный опыт. Из 27 банков федерального уровня только 7 рассматривают возможность использования государственной поддержки. Не все банки готовы идти на требования государства при оказании помощи. К примеру, в тех кредитных организациях, где государственная помощь все же будет использована, вводится мораторий на повышение зарплат сотрудникам и ряд других непопулярных мер. Представители банков на это отвечают, что в таком случае им непонятно, как мотивировать персонал приносить большую прибыль. Неудивительно, что многие банки считают, что с кризисными явлениями они лучше сами справятся. Шок от кризиса прошел. Деньги на счетах вроде бы есть, поэтому многие банки решили обойтись без помощи государства. Между прочим, в случае использования предложенных средств возникают и репутационные риски: раз нужна помощь, значит что-то не в порядке. Банки не хотят рисковать своим имиджем и предпочитают самостоятельно справляться с проблемами.

Самое позитивное заключается в том, что государство готово поддержать бизнес. Сам факт предоставления финансирования умиротворяет рынок, оказывает оздоравливающее, можно сказать, психологическое воздействие.

Аналогичная ситуация и у крупных предприятий. Далеко не все готовы получать государственные средства поддержки на предлагаемых условиях. Тема, касающаяся взаимодействия государства, бизнеса и банков, очень актуальна сегодня, и ее, конечно же, обязательно нужно обсудить с экспертами на форуме.

- Как вы оцениваете состояние программы импортозамещения? Что говорят предприниматели?

- Существенные позитивные сдвиги заметны в сфере производства продуктов питания. Конечно, нас не все устраивает пока. В первую очередь, хочу отметить, что не по всему перечню продовольственных товаров мы преуспели. Изначально программа строилось по принципу замены одного импортера другим. К примеру, вместо литовского молока покупаем белорусское и т.д. Однако суть этой инициативы в том, чтобы поддержать отечественного производителя. Если в этом мы преуспеем, то это будет настоящее достижение. Мы последние 25 лет даже не задумывались о том, насколько это важно. А сейчас, благодаря санкциям, начали происходить долгожданные изменения. Я хочу подчеркнуть, что у этой программы по-прежнему много трудностей. Но крен в сторону поддержки своего производителя начал происходить, и все заинтересованы в том, чтобы тенденция усиливалась в дальнейшем.

Конечно, в машиностроении и оборонной отрасли пошли очевидные подвижки. Производители почувствовали ответственность. Предприятия, входящие в РСПП, почувствовали на себе влияние программы по импортозамещению и активно в ней участвуют.

Заявлена очень важная федеральная программа по реанимации станкостроения. В СССР, напомню, производили огромное количество станков как для легкой, так и для тяжелой промышленности. Большой перечень этой продукции поставлялся за рубеж. Мы соревновались с американцами за первые места по выпуску и поставкам нашего оборудования. Сегодня, конечно, мы в лучшем случае имеем лишь 10% от того объема рынка станкостроения, который был у СССР. А может быть, и того меньше. В СССР огромные научно-исследовательские институты вели свои разработки в этой области. Благодаря постоянной модернизации мы и имели такую долю рынка.

Сейчас все это нужно восстанавливать, и процесс займет не одну пятилетку, полагаю. Кстати, свою положительную роль в реанимации станкостроения может сыграть как раз Евразийский экономический союз. В рамках этого наднационального проекта планируется создать единый инжиниринговый центр по реанимации станкостроения. Сейчас идет изучение того, какие возможности есть в наших странах, и на базе чего мы можем начать развитие. По всему перечную станкостроения мы не сможем создать свою продукцию: на это требуются огромные деньги, да и не нужно это все в таком количестве. Важной частью программы является восстановление станкостроения для тяжелого машиностроения. Оно просто необходимо для дальнейшего развития машиностроения в целом.

- Дайте свою оценку антикризисному плану правительства. Как реализуются меры поддержки предпринимателей?

- Можно приветствовать локальные меры поддержки предприятий, готовность их частично субсидировать со стороны государства и т.д. Однако хочу подчеркнуть, что РСПП всегда выступала за системные меры поддержки. Во-первых, мы считаем, что должна быть на практике согласована денежно-кредитная политика Центробанка и планы правительства по экономическому развитию страны. Как пример можно рассмотреть следующую ситуацию, которую мы все наблюдали: в середине декабря 2014 года было принято решение экстренно повысить ключевую ставку. А антикризисные меры правительство стало реализовывать только через 3–4 месяца. Мы считаем, что работать следует в другом режиме. В случае наступления кризисных явлений одна мера должна следовать за другой в логической связке. Согласованность должна быть в действиях, чтобы рынку были понятны цели властей.

Вторая инициатива связана с необходимостью отложить введение дополнительных налогов и сборов на бизнес в 2015 году. Мы не должны утяжелять возможности ведения бизнеса тем компаниям, которые и так уже платят налоги и в бюджет. Правительство рассматривает наше предложение. Премьер-министр Дмитрий Медведев дал поручение оптимизировать перечень новых налогов и сборов для того, чтобы облегчить жизнь отечественному бизнесу.

- Вы почетный гость Сочинского банковского форума. Скажите, пожалуйста, о каких проблемах вы планируете рассказать на этом мероприятии в 2015 году?

- Полагаю, что самое главное – это оценить состояние банковского сектора: что за год произошло, как мы проходим через кризис, посмотреть на себя со стороны с учетом международного опыта и т.д. На Сочинском банковском форуме мы пытаемся заглянуть в завтрашний день: предупредить те проблемы, которые пока не ясны, но далее могут стать новыми вызовами, разработать меры по разрешению кризисных явлений. Трудный 2015 год не закончится осенью. Я думаю, что относительная стабилизация экономики в России последует только в 2016 году. Уменьшение объемов ВВП в 2015 году будет существенным, но мы надеемся, что по итогам следующего года отечественная экономика стабилизируется.

Источник: Наталия ТрушинаBankir.Ru

Подробнее: http://bankir.ru/publikacii/s/aleksandr-murychev-shok-ot-krizisa-proshel-10006432/

- Александр Васильевич, 30 апреля 2015 года Центробанк России понизил ключевую ставку до 12,5%. Как оценивает политику мегарегулятора в 2015 году предпринимательское сообщество? Довольны ли бизнесмены очевидной тенденцией на снижение ставки?

- Снижение ключевой ставки в третий раз за прошедшие почти пять месяцев текущего года стало хорошей новостью для всех. Нужно отметить, что это было ожидаемым событием. Аналитики накануне заседания совета директоров Банка России практически единодушно были уверены в том, что произойдет снижение ставки. Расходились только в прогнозах, на сколько процентов она будет снижена. Подобные настроения в профессиональной среде свидетельствуют о том, что сегодня решения регулятора в целом понятны для рынка, чего нельзя было сказать еще несколько месяцев назад.

- Вы говорите о том, что случилось в декабре 2014 года?

- Резкое повышение ставки до 17% в декабре 2014 года стало полной неожиданностью для предпринимательского сообщества. Я до сих пор считаю, что это было спорное решение. Если перед регулятором стояли задачи стабилизировать курс национальной валюты и успокоить инфляцию в нашей стране, то в результате предпринятых мер они не были решены. А само по себе резкое повышение ставки было уже ударом «по хвосту» проблемы, а не купирование ее на начальном уровне. Понятно, что решение принималось из лучших побуждений: регулятор стремился успокоить, стабилизировать общую ситуацию. Но, как жизнь показала, такое решение создало проблемы для реального сектора экономики, прежде всего, в области кредитования, пополнения оборотных средств, обслуживания обязательств. Стоимость денег увеличилась на фоне отсутствия альтернативных источников заимствования. Россия находится под внешними санкциями и у нас отсутствуют источники дешевого фондирования в банковской системе за счет западных кредитов.

РСПП является одной из немногих организаций, которая с самого начала всей этой истории выступала за снижение ключевой ставки до приемлемого уровня.

- Банк России поднял ставку не просто так: это было ответным шагом сразу на несколько негативных явлений. В частности, натиск на депозиты в банках был в тот момент огромный. Спекулятивная активность била рекорды. Хороших решений уже не осталось, и Центробанк выбирал лучшее из худших, разве не так?

- Варианты действий в тот момент были разные. Регулятор руководствовался финансовыми соображениями в западном понимании: в духе рассуждений либеральной экономической общественности. Но РСПП всегда призывал работать на перспективу, а если не осталось хороших решений, то из двух зол выбирать меньшее.

Нам нужно, прежде всего, делать ставку на отечественную экономику. Сегодня, правда, Банк России наконец-то начал всерьез задумываться о защите интересов национальных производителей. Регулятор понимает, что необходимо не только таргетированием инфляции заниматься. Мы видим, что Центробанк последовательно снижает ключевую ставку. И, по всей видимости, этот курс будет продолжен. Уровень инфляции в России потихонечку стал снижаться, цена на нефть стабилизировалась и далее понемногу начала расти, курс рубля достиг определенного равновесного значения, как утверждают эксперты. Отток капитала продолжается, но я в подобных случаях призываю проводить сравнительный анализ. Отток капитала из Британии за 2014 год составил $350 млрд., к примеру. У нас почему-то не любят приводить подобные аналогии. На этом фоне отток капитала из России в $160 млн. за прошлый год выглядит не такой уж большой цифрой.

Но мы немного отвлеклись, давайте вернемся к анализу политики Банка России. РСПП поддерживает взятый регулятором курс на снижение ключевой ставки. Мы считаем, что снижение этого важного для экономики показателя должно идти за снижением инфляции, а для этого сейчас есть все условия. Мы предполагаем, что на последующих заседаниях совета директоров Центробанка будут приняты решения по дальнейшему снижению ключевой ставки. Теперь логика действий регулятора для представителей бизнес-сообщества стала намного более понятной. Сегодня можно выстраивать среднесрочные планы, что еще некоторое время назад делать было затруднительно.

Что нужно бизнесу в сложных экономических условиях? Четкие ориентиры. Сейчас они появились, и можно говорить о том, что ситуация стала управляемой. Подчеркиваю, что положение остается сложным. Существует угроза дефицита бюджета. В целях предотвращения усугубления проблем правительству приходится использовать накопленные запасы. Принято решение до 60% средств из Фонда национального благосостояния направлять на инфраструктурные проекты. С нашей точки зрения это совершенно правильное решение, которое поддержит государственное инвестирование и оживление инвестиционного процесса в стране. Следует понимать, что частный бизнес не пойдет развивать новые направления, если ему не будут понятны действия государства в обозначенной предметной области.

По прогнозам Министерства финансов, ожидается, что инфляция по итогам текущего года будет составлять около 11,9%. В 2014 году, напомню, была зафиксирована инфляция в размере 14,6%. Это в годовом выражении, разумеется. При сохранении выявленных тенденций я предполагаю, что в 1 квартале 2016 года индекс потребительских цен может снизиться до 8–9% по отношению к показателям 1 квартала 2015 года, конечно же. Достижение такого показателя инфляции вполне реально. Мы надеемся на то, что ситуация останется управляемой, макроэкономические условия будут относительно прогнозируемыми, курс рубля, вероятно, нашел свое равновесное значение и сохранит его в дальнейшем.

Критика Банка России, которую высказывали представители бизнеса, в целом была справедливой. Ведь в конце прошлого года сложилась ситуация, при которой регулятор сначала на 4 трлн. рублей оказывает финансовую поддержку банкам, а они берут эти деньги и бегут на биржу скупать валюту у этого самого Центробанка. Такое поведение участников рынка содействовало ослаблению рубля. Сегодня, конечно же, ситуация совершенно иная.

- Какая ставка была бы комфортной для российской экономики? В целом, как чувствуют себя предприниматели сегодня?

- Откровенно говоря, комфортной была бы ставка в 2–3%. Думаю, что со мной все предприниматели согласятся. Но мы живем в России, поэтому давайте рассуждать реалистично. Ставку в 2–3% можно рассматривать как долгосрочную цель, для достижения которой предстоит проделать еще большой путь. А вот достичь размера ключевой ставки в 9% к марту-апрелю 2016 года вполне реально. И это уже будет достаточное ощутимое продвижение вперед. Если правильно расставлять акценты, то и эта цифра является высокой, ведь при ключевой ставке в 9% банки будут выдавать кредиты предприятиям реального сектора экономики, с учетом всех рисков и необходимой маржи, где-то под 12%. Но ключевая ставка на таком уровне станет ощутимым результатом, значимым достижением.

- А как работают сегодня программы поддержки малого и среднего бизнеса через МСП-банк, через АКГ и другие структуры?

- Крупный бизнес, конечно же, при любых условиях будет чувствовать себя относительно комфортно, поскольку масштаб предполагает иные возможности, в том числе и в области государственной поддержки. Конечно, проблема малого и среднего предпринимательства особенно острой стала в последние десять месяцев. Удивительные события происходят. Тонны бумаги исписаны с целью поддержать этот сегмент, разработаны антикризисные меры, выпущены распоряжения со стороны официальных ведомств, да только малому и среднему бизнесу все хуже и хуже – он постоянно сокращается в объемах. А это значит, что реальной поддержки он не получает.

Реальная поддержка для сегмента МСБ включает в себя три ключевых фактора. Во-первых, доступность кредита должна быть высокой. Во-вторых, система налогообложения для этой категории предпринимателей должна быть облегченной. И в третьих – отсутствие административных барьеров. Всего три ключевых параметра. И что мы видим при предметном анализе? Административные барьеры во многих регионах как были, так и остались. Тарифы, арендная плата, стоимость подключения к электросетям в отдельных регионах даже увеличились. Кредит сейчас мало кому доступен. Так что сокращение сегмента МСБ в России в последние несколько месяцев – закономерное явление.

Появилась надежда, связанная с рассмотрением проблем малого и среднего предпринимательства на заседании Госсовета в апреле текущего года под председательством президента России. Приняты решения: создать единый институт развития малого и среднего бизнеса на базе Агентства кредитных гарантий и МСП-банка; ввести патент для самозанятых граждан; повысить размер получаемого МФО дохода, по достижении которого налогоплательщик утрачивает право на применение специальных налоговых режимов, увеличить до 3 млн. рублей предельные суммы займа, предоставляемого МФО субъектам МСП и т.д. Комплекс мер направлен на максимальную поддержку бизнеса через упрощение процедур на стадии открытия, снижение административной и налоговой нагрузки, расширение доступа к муниципальному и государственному заказу. В целом предстоит к 2020 году добиться увеличения доли предпринимательства в ВВП России до 45%, увеличить занятость до 35 млн. человек в этом сегменте. Так что поживем – увидим.

- Не первый год вы в своих выступлениях и интервью говорите о проблемах малого и среднего бизнеса в России. Когда же ситуация изменится в лучшую сторону?

- Изменения произойдут, когда наступит государственная ответственность чиновников. Будет работать система, в которой каждый служащий осознает, что, чем больше он поддерживает подотчетный ему бизнес, тем больше у него возможностей для развития своего муниципального образования или региона, и тем успешнее он сам как представитель власти. Но для этого нужно иметь государственное мышление, а оно не у всех в наличии, к сожалению. А лучше привести можно формулу – «не помогать и не мешать».

Хочу подчеркнуть, что в России есть регионы, где малый и средний бизнес чувствует поддержку – это и Белгород, и Республика Татарстан, и Калужская область. Между прочим, в Чечне и Ингушетии сегодня достаточно комфортный деловой климат, и там начинает развиваться малое и среднее предпринимательство. В ряде регионов бизнесмены могут позвонить главе региона напрямую и обсудить возникающие проблемы. Но это исключения из правил.

Способствует улучшению ситуации в регионах так называемый «Рейтинг регионов», который рассчитывает комитет по рейтингам при участии РСПП и Агентства стратегических инициатив (АСИ). Считаю, что это документ оказывает определенное стимулирующее воздействие на чиновников. Однако только подобного информационного воздействия недостаточно для того, чтобы помочь малому и среднему бизнесу в России.

Вызывает беспокойство недостаточный объем государственных гарантий и поручительств по кредитам для бизнеса. Проблема настолько серьезная, что ее рассматривали на последнем заседании рабочей группы в Центробанке. Регулятор озаботился проблемами МСБ – это можно назвать беспрецедентным случаем в практике нашего взаимодействия.

Если говорить в целом, то ситуацию в российской экономике сегодня можно назвать управляемой и прогнозируемой. Я не могу сказать, что есть какие-то особенные тревоги, в том числе даже по выплатам внешних долгов. В России очень низкий государственный долг по сравнению с другими странами. При всем при этом есть корпоративный долг, который еще иногда называют квазигосударственным. И хотя здесь существуют проблемы по выплатам, но они сегодня осуществляются в соответствии с планом, и ситуация управляемая.

- На многих конференциях вы рассказываете о едином евразийском экономическом пространстве. В каком состоянии находится проект ЕАЭС? Какие возможности он открывает перед предпринимателями?

- Нужно понимать, что в связи с реализацией нового проекта мы часть национальных полномочий передали в Евразийский экономический союз. С 1 января 2015 года мы работаем в рамках единого экономического пространства, куда с самого начала входили Россия, Казахстан и Белоруссия, затем присоединилась Армения, а в конце мая ее примеру последует Киргизия. В конце мая представители РСПП будут подписывать в Астане соглашение о создании Делового совета ЕАЭС, куда войдут представители бизнеса всех стран объединения, и эта структура будет взаимодействовать с Евразийской экономической комиссией. По всем направлениям деятельности в рамках строительства общего экономического пространства создана «дорожная карта». Напомню, что к реализации нового крупного наднационального объединения мы шли постепенно. Сначала, в 2010 году, был создан Таможенный союз. В 2012 начало работать единое экономическое пространство. Наконец, с 1 января 2015 года заработал ЕАЭС, на территории которого проживает порядка 200 млн. человек. Новый союз представляет из себя емкий рынок и открывает совершенно иные возможности для предпринимательской деятельности. Разумеется, в ЕАЭС входят совершенно разные по уровню экономического развития страны. Наиболее развитой является российская экономика, конечно же. Но в основу ЕАЭС положен принцип взаимодополнения, поэтому подобное наднациональное объединение выгодно для всех участников. Создан огромный рынок сбыта для российских предприятий и корпораций. Объединив наши усилия с партнерами, ЕАЭС выходит на первое место в мире по добыче нефти и газа, на второе место по объему производства минеральных удобрений и по длине железнодорожных путей, на третье место по производству электроэнергии, стали, чугуна, пшеницы и угля. ЕАЭС обладает огромным потенциалом мирового масштаба.

- И как этот потенциал использовать предпринимателям тех стран, которые входят и ЕАЭС? Ведь везде разные ключевые ставки, банковские системы, валюты, в конце концов?

- Для бизнеса важно воплощение в реальность нескольких важных тем: свободного движения товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Интересы предпринимателей адекватным образом должны быть защищены в любой из стран ЕАЭС.

Конечно, нужно признать, что в течение последних 25 лет во всех странах, входящих в новый экономический союз, по-разному формировалась законодательная база, свои особенности имеет банковская система. Но к 2025 году должно быть создано унифицированное финансовое пространство, свою работу должен начать осуществлять мегарегулятор наднационального уровня. Лицензия на банковскую деятельность, полученная, допустим, в России, будет признаваться и в других государствах, входящих в ЕАЭС, без всяких переаттестаций. Произойдет закономерное снижение административных барьеров. Согласно «дорожной карте», общий энергетический рынок ЕАЭС должен быть создан к 1 июля 2019 года. Общий рынок газа планируется создать до конца 2015 года. В полной мере соглашение о едином обращении лекарственных средств будет действовать с 1 января 2016 года, и можно будет говорить уже об общем фармацевтическом рынке. Со временем предполагается проводить единую валютную политику. Стремиться к этому нужно уже сейчас – ведь к 2015 году по всем дорожным картам все виды объединений должны быть выстроены. Ну а дальше можно уже будет рассматривать и переход на единую валюту. Но для этого нам необходимо хотя бы постепенно отказываться от расчетов в долларах США и евро. Следует активизировать товарный оборот друг с другом. Должны осуществляться мультивалютные расчеты. И со временем, я уверен, что так и будет. Но предстоит проделать еще большой путь для достижения наших целей. Для сравнения, хочу напомнить, что европейские страны к единому интеграционному пространству шли более 50 лет, и до сих пор, несмотря на проделанную работу, у них существуют проблемы, связанные с объединением рынка и введением единой валюты. Мы внимательно изучаем их опыт.

- Грядет Питерский экономический форум – событие, которое привлекает внимание многих специалистов на мировом уровне. Какие проблемы будут обсуждать эксперты в этом году в рамках мероприятия?

- Если я буду выступать на этом форуме, то расскажу о том, как чувствует себя бизнес при взаимодействии с банками, какие антикризисные инструменты были предложены правительством и Центральным банком и почему многие из них попросту не работают. Необходимо разобрать вопрос о том, почему, когда есть денежное предложение, то оно ни бизнесу, ни банкам просто неинтересно. Нам следует подробно изучить накопленный опыт. Из 27 банков федерального уровня только 7 рассматривают возможность использования государственной поддержки. Не все банки готовы идти на требования государства при оказании помощи. К примеру, в тех кредитных организациях, где государственная помощь все же будет использована, вводится мораторий на повышение зарплат сотрудникам и ряд других непопулярных мер. Представители банков на это отвечают, что в таком случае им непонятно, как мотивировать персонал приносить большую прибыль. Неудивительно, что многие банки считают, что с кризисными явлениями они лучше сами справятся. Шок от кризиса прошел. Деньги на счетах вроде бы есть, поэтому многие банки решили обойтись без помощи государства. Между прочим, в случае использования предложенных средств возникают и репутационные риски: раз нужна помощь, значит что-то не в порядке. Банки не хотят рисковать своим имиджем и предпочитают самостоятельно справляться с проблемами.

Самое позитивное заключается в том, что государство готово поддержать бизнес. Сам факт предоставления финансирования умиротворяет рынок, оказывает оздоравливающее, можно сказать, психологическое воздействие.

Аналогичная ситуация и у крупных предприятий. Далеко не все готовы получать государственные средства поддержки на предлагаемых условиях. Тема, касающаяся взаимодействия государства, бизнеса и банков, очень актуальна сегодня, и ее, конечно же, обязательно нужно обсудить с экспертами на форуме.

- Как вы оцениваете состояние программы импортозамещения? Что говорят предприниматели?

- Существенные позитивные сдвиги заметны в сфере производства продуктов питания. Конечно, нас не все устраивает пока. В первую очередь, хочу отметить, что не по всему перечню продовольственных товаров мы преуспели. Изначально программа строилось по принципу замены одного импортера другим. К примеру, вместо литовского молока покупаем белорусское и т.д. Однако суть этой инициативы в том, чтобы поддержать отечественного производителя. Если в этом мы преуспеем, то это будет настоящее достижение. Мы последние 25 лет даже не задумывались о том, насколько это важно. А сейчас, благодаря санкциям, начали происходить долгожданные изменения. Я хочу подчеркнуть, что у этой программы по-прежнему много трудностей. Но крен в сторону поддержки своего производителя начал происходить, и все заинтересованы в том, чтобы тенденция усиливалась в дальнейшем.

Конечно, в машиностроении и оборонной отрасли пошли очевидные подвижки. Производители почувствовали ответственность. Предприятия, входящие в РСПП, почувствовали на себе влияние программы по импортозамещению и активно в ней участвуют.

Заявлена очень важная федеральная программа по реанимации станкостроения. В СССР, напомню, производили огромное количество станков как для легкой, так и для тяжелой промышленности. Большой перечень этой продукции поставлялся за рубеж. Мы соревновались с американцами за первые места по выпуску и поставкам нашего оборудования. Сегодня, конечно, мы в лучшем случае имеем лишь 10% от того объема рынка станкостроения, который был у СССР. А может быть, и того меньше. В СССР огромные научно-исследовательские институты вели свои разработки в этой области. Благодаря постоянной модернизации мы и имели такую долю рынка.

Сейчас все это нужно восстанавливать, и процесс займет не одну пятилетку, полагаю. Кстати, свою положительную роль в реанимации станкостроения может сыграть как раз Евразийский экономический союз. В рамках этого наднационального проекта планируется создать единый инжиниринговый центр по реанимации станкостроения. Сейчас идет изучение того, какие возможности есть в наших странах, и на базе чего мы можем начать развитие. По всему перечную станкостроения мы не сможем создать свою продукцию: на это требуются огромные деньги, да и не нужно это все в таком количестве. Важной частью программы является восстановление станкостроения для тяжелого машиностроения. Оно просто необходимо для дальнейшего развития машиностроения в целом.

- Дайте свою оценку антикризисному плану правительства. Как реализуются меры поддержки предпринимателей?

- Можно приветствовать локальные меры поддержки предприятий, готовность их частично субсидировать со стороны государства и т.д. Однако хочу подчеркнуть, что РСПП всегда выступала за системные меры поддержки. Во-первых, мы считаем, что должна быть на практике согласована денежно-кредитная политика Центробанка и планы правительства по экономическому развитию страны. Как пример можно рассмотреть следующую ситуацию, которую мы все наблюдали: в середине декабря 2014 года было принято решение экстренно повысить ключевую ставку. А антикризисные меры правительство стало реализовывать только через 3–4 месяца. Мы считаем, что работать следует в другом режиме. В случае наступления кризисных явлений одна мера должна следовать за другой в логической связке. Согласованность должна быть в действиях, чтобы рынку были понятны цели властей.

Вторая инициатива связана с необходимостью отложить введение дополнительных налогов и сборов на бизнес в 2015 году. Мы не должны утяжелять возможности ведения бизнеса тем компаниям, которые и так уже платят налоги и в бюджет. Правительство рассматривает наше предложение. Премьер-министр Дмитрий Медведев дал поручение оптимизировать перечень новых налогов и сборов для того, чтобы облегчить жизнь отечественному бизнесу.

- Вы почетный гость Сочинского банковского форума. Скажите, пожалуйста, о каких проблемах вы планируете рассказать на этом мероприятии в 2015 году?

- Полагаю, что самое главное – это оценить состояние банковского сектора: что за год произошло, как мы проходим через кризис, посмотреть на себя со стороны с учетом международного опыта и т.д. На Сочинском банковском форуме мы пытаемся заглянуть в завтрашний день: предупредить те проблемы, которые пока не ясны, но далее могут стать новыми вызовами, разработать меры по разрешению кризисных явлений. Трудный 2015 год не закончится осенью. Я думаю, что относительная стабилизация экономики в России последует только в 2016 году. Уменьшение объемов ВВП в 2015 году будет существенным, но мы надеемся, что по итогам следующего года отечественная экономика стабилизируется.

Источник: Наталия ТрушинаBankir.Ru

Подробнее: http://bankir.ru/publikacii/s/aleksandr-murychev-shok-ot-krizisa-proshel-10006432/- Александр Васильевич, 30 апреля 2015 года Центробанк России понизил ключевую ставку до 12,5%. Как оценивает политику мегарегулятора в 2015 году предпринимательское сообщество? Довольны ли бизнесмены очевидной тенденцией на снижение ставки?
- Снижение ключевой ставки в третий раз за прошедшие почти пять месяцев текущего года стало хорошей новостью для всех. Нужно отметить, что это было ожидаемым событием. Аналитики накануне заседания совета директоров Банка России практически единодушно были уверены в том, что произойдет снижение ставки. Расходились только в прогнозах, на сколько процентов она будет снижена. Подобные настроения в профессиональной среде свидетельствуют о том, что сегодня решения регулятора в целом понятны для рынка, чего нельзя было сказать еще несколько месяцев назад.
- Вы говорите о том, что случилось в декабре 2014 года?
- Резкое повышение ставки до 17% в декабре 2014 года стало полной неожиданностью для предпринимательского сообщества. Я до сих пор считаю, что это было спорное решение. Если перед регулятором стояли задачи стабилизировать курс национальной валюты и успокоить инфляцию в нашей стране, то в результате предпринятых мер они не были решены. А само по себе резкое повышение ставки было уже ударом «по хвосту» проблемы, а не купирование ее на начальном уровне. Понятно, что решение принималось из лучших побуждений: регулятор стремился успокоить, стабилизировать общую ситуацию. Но, как жизнь показала, такое решение создало проблемы для реального сектора экономики, прежде всего, в области кредитования, пополнения оборотных средств, обслуживания обязательств. Стоимость денег увеличилась на фоне отсутствия альтернативных источников заимствования. Россия находится под внешними санкциями и у нас отсутствуют источники дешевого фондирования в банковской системе за счет западных кредитов.
РСПП является одной из немногих организаций, которая с самого начала всей этой истории выступала за снижение ключевой ставки до приемлемого уровня.
- Банк России поднял ставку не просто так: это было ответным шагом сразу на несколько негативных явлений. В частности, натиск на депозиты в банках был в тот момент огромный. Спекулятивная активность била рекорды. Хороших решений уже не осталось, и Центробанк выбирал лучшее из худших, разве не так?
- Варианты действий в тот момент были разные. Регулятор руководствовался финансовыми соображениями в западном понимании: в духе рассуждений либеральной экономической общественности. Но РСПП всегда призывал работать на перспективу, а если не осталось хороших решений, то из двух зол выбирать меньшее.
Нам нужно, прежде всего, делать ставку на отечественную экономику. Сегодня, правда, Банк России наконец-то начал всерьез задумываться о защите интересов национальных производителей. Регулятор понимает, что необходимо не только таргетированием инфляции заниматься. Мы видим, что Центробанк последовательно снижает ключевую ставку. И, по всей видимости, этот курс будет продолжен. Уровень инфляции в России потихонечку стал снижаться, цена на нефть стабилизировалась и далее понемногу начала расти, курс рубля достиг определенного равновесного значения, как утверждают эксперты. Отток капитала продолжается, но я в подобных случаях призываю проводить сравнительный анализ. Отток капитала из Британии за 2014 год составил $350 млрд., к примеру. У нас почему-то не любят приводить подобные аналогии. На этом фоне отток капитала из России в $160 млн. за прошлый год выглядит не такой уж большой цифрой.
Но мы немного отвлеклись, давайте вернемся к анализу политики Банка России. РСПП поддерживает взятый регулятором курс на снижение ключевой ставки. Мы считаем, что снижение этого важного для экономики показателя должно идти за снижением инфляции, а для этого сейчас есть все условия. Мы предполагаем, что на последующих заседаниях совета директоров Центробанка будут приняты решения по дальнейшему снижению ключевой ставки. Теперь логика действий регулятора для представителей бизнес-сообщества стала намного более понятной. Сегодня можно выстраивать среднесрочные планы, что еще некоторое время назад делать было затруднительно.
Что нужно бизнесу в сложных экономических условиях? Четкие ориентиры. Сейчас они появились, и можно говорить о том, что ситуация стала управляемой. Подчеркиваю, что положение остается сложным. Существует угроза дефицита бюджета. В целях предотвращения усугубления проблем правительству приходится использовать накопленные запасы. Принято решение до 60% средств из Фонда национального благосостояния направлять на инфраструктурные проекты. С нашей точки зрения это совершенно правильное решение, которое поддержит государственное инвестирование и оживление инвестиционного процесса в стране. Следует понимать, что частный бизнес не пойдет развивать новые направления, если ему не будут понятны действия государства в обозначенной предметной области.
По прогнозам Министерства финансов, ожидается, что инфляция по итогам текущего года будет составлять около 11,9%. В 2014 году, напомню, была зафиксирована инфляция в размере 14,6%. Это в годовом выражении, разумеется. При сохранении выявленных тенденций я предполагаю, что в 1 квартале 2016 года индекс потребительских цен может снизиться до 8–9% по отношению к показателям 1 квартала 2015 года, конечно же. Достижение такого показателя инфляции вполне реально. Мы надеемся на то, что ситуация останется управляемой, макроэкономические условия будут относительно прогнозируемыми, курс рубля, вероятно, нашел свое равновесное значение и сохранит его в дальнейшем.
Критика Банка России, которую высказывали представители бизнеса, в целом была справедливой. Ведь в конце прошлого года сложилась ситуация, при которой регулятор сначала на 4 трлн. рублей оказывает финансовую поддержку банкам, а они берут эти деньги и бегут на биржу скупать валюту у этого самого Центробанка. Такое поведение участников рынка содействовало ослаблению рубля. Сегодня, конечно же, ситуация совершенно иная.
- Какая ставка была бы комфортной для российской экономики? В целом, как чувствуют себя предприниматели сегодня?
- Откровенно говоря, комфортной была бы ставка в 2–3%. Думаю, что со мной все предприниматели согласятся. Но мы живем в России, поэтому давайте рассуждать реалистично. Ставку в 2–3% можно рассматривать как долгосрочную цель, для достижения которой предстоит проделать еще большой путь. А вот достичь размера ключевой ставки в 9% к марту-апрелю 2016 года вполне реально. И это уже будет достаточное ощутимое продвижение вперед. Если правильно расставлять акценты, то и эта цифра является высокой, ведь при ключевой ставке в 9% банки будут выдавать кредиты предприятиям реального сектора экономики, с учетом всех рисков и необходимой маржи, где-то под 12%. Но ключевая ставка на таком уровне станет ощутимым результатом, значимым достижением.
- А как работают сегодня программы поддержки малого и среднего бизнеса через МСП-банк, через АКГ и другие структуры?
- Крупный бизнес, конечно же, при любых условиях будет чувствовать себя относительно комфортно, поскольку масштаб предполагает иные возможности, в том числе и в области государственной поддержки. Конечно, проблема малого и среднего предпринимательства особенно острой стала в последние десять месяцев. Удивительные события происходят. Тонны бумаги исписаны с целью поддержать этот сегмент, разработаны антикризисные меры, выпущены распоряжения со стороны официальных ведомств, да только малому и среднему бизнесу все хуже и хуже – он постоянно сокращается в объемах. А это значит, что реальной поддержки он не получает.
Реальная поддержка для сегмента МСБ включает в себя три ключевых фактора. Во-первых, доступность кредита должна быть высокой. Во-вторых, система налогообложения для этой категории предпринимателей должна быть облегченной. И в третьих – отсутствие административных барьеров. Всего три ключевых параметра. И что мы видим при предметном анализе? Административные барьеры во многих регионах как были, так и остались. Тарифы, арендная плата, стоимость подключения к электросетям в отдельных регионах даже увеличились. Кредит сейчас мало кому доступен. Так что сокращение сегмента МСБ в России в последние несколько месяцев – закономерное явление.
Появилась надежда, связанная с рассмотрением проблем малого и среднего предпринимательства на заседании Госсовета в апреле текущего года под председательством президента России. Приняты решения: создать единый институт развития малого и среднего бизнеса на базе Агентства кредитных гарантий и МСП-банка; ввести патент для самозанятых граждан; повысить размер получаемого МФО дохода, по достижении которого налогоплательщик утрачивает право на применение специальных налоговых режимов, увеличить до 3 млн. рублей предельные суммы займа, предоставляемого МФО субъектам МСП и т.д. Комплекс мер направлен на максимальную поддержку бизнеса через упрощение процедур на стадии открытия, снижение административной и налоговой нагрузки, расширение доступа к муниципальному и государственному заказу. В целом предстоит к 2020 году добиться увеличения доли предпринимательства в ВВП России до 45%, увеличить занятость до 35 млн. человек в этом сегменте. Так что поживем – увидим.
- Не первый год вы в своих выступлениях и интервью говорите о проблемах малого и среднего бизнеса в России. Когда же ситуация изменится в лучшую сторону?
- Изменения произойдут, когда наступит государственная ответственность чиновников. Будет работать система, в которой каждый служащий осознает, что, чем больше он поддерживает подотчетный ему бизнес, тем больше у него возможностей для развития своего муниципального образования или региона, и тем успешнее он сам как представитель власти. Но для этого нужно иметь государственное мышление, а оно не у всех в наличии, к сожалению. А лучше привести можно формулу – «не помогать и не мешать».
Хочу подчеркнуть, что в России есть регионы, где малый и средний бизнес чувствует поддержку – это и Белгород, и Республика Татарстан, и Калужская область. Между прочим, в Чечне и Ингушетии сегодня достаточно комфортный деловой климат, и там начинает развиваться малое и среднее предпринимательство. В ряде регионов бизнесмены могут позвонить главе региона напрямую и обсудить возникающие проблемы. Но это исключения из правил.
Способствует улучшению ситуации в регионах так называемый «Рейтинг регионов», который рассчитывает комитет по рейтингам при участии РСПП и Агентства стратегических инициатив (АСИ). Считаю, что это документ оказывает определенное стимулирующее воздействие на чиновников. Однако только подобного информационного воздействия недостаточно для того, чтобы помочь малому и среднему бизнесу в России.
Вызывает беспокойство недостаточный объем государственных гарантий и поручительств по кредитам для бизнеса. Проблема настолько серьезная, что ее рассматривали на последнем заседании рабочей группы в Центробанке. Регулятор озаботился проблемами МСБ – это можно назвать беспрецедентным случаем в практике нашего взаимодействия.
Если говорить в целом, то ситуацию в российской экономике сегодня можно назвать управляемой и прогнозируемой. Я не могу сказать, что есть какие-то особенные тревоги, в том числе даже по выплатам внешних долгов. В России очень низкий государственный долг по сравнению с другими странами. При всем при этом есть корпоративный долг, который еще иногда называют квазигосударственным. И хотя здесь существуют проблемы по выплатам, но они сегодня осуществляются в соответствии с планом, и ситуация управляемая.
- На многих конференциях вы рассказываете о едином евразийском экономическом пространстве. В каком состоянии находится проект ЕАЭС? Какие возможности он открывает перед предпринимателями?
- Нужно понимать, что в связи с реализацией нового проекта мы часть национальных полномочий передали в Евразийский экономический союз. С 1 января 2015 года мы работаем в рамках единого экономического пространства, куда с самого начала входили Россия, Казахстан и Белоруссия, затем присоединилась Армения, а в конце мая ее примеру последует Киргизия. В конце мая представители РСПП будут подписывать в Астане соглашение о создании Делового совета ЕАЭС, куда войдут представители бизнеса всех стран объединения, и эта структура будет взаимодействовать с Евразийской экономической комиссией. По всем направлениям деятельности в рамках строительства общего экономического пространства создана «дорожная карта». Напомню, что к реализации нового крупного наднационального объединения мы шли постепенно. Сначала, в 2010 году, был создан Таможенный союз. В 2012 начало работать единое экономическое пространство. Наконец, с 1 января 2015 года заработал ЕАЭС, на территории которого проживает порядка 200 млн. человек. Новый союз представляет из себя емкий рынок и открывает совершенно иные возможности для предпринимательской деятельности. Разумеется, в ЕАЭС входят совершенно разные по уровню экономического развития страны. Наиболее развитой является российская экономика, конечно же. Но в основу ЕАЭС положен принцип взаимодополнения, поэтому подобное наднациональное объединение выгодно для всех участников. Создан огромный рынок сбыта для российских предприятий и корпораций. Объединив наши усилия с партнерами, ЕАЭС выходит на первое место в мире по добыче нефти и газа, на второе место по объему производства минеральных удобрений и по длине железнодорожных путей, на третье место по производству электроэнергии, стали, чугуна, пшеницы и угля. ЕАЭС обладает огромным потенциалом мирового масштаба.
- И как этот потенциал использовать предпринимателям тех стран, которые входят и ЕАЭС? Ведь везде разные ключевые ставки, банковские системы, валюты, в конце концов?
- Для бизнеса важно воплощение в реальность нескольких важных тем: свободного движения товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Интересы предпринимателей адекватным образом должны быть защищены в любой из стран ЕАЭС.
Конечно, нужно признать, что в течение последних 25 лет во всех странах, входящих в новый экономический союз, по-разному формировалась законодательная база, свои особенности имеет банковская система. Но к 2025 году должно быть создано унифицированное финансовое пространство, свою работу должен начать осуществлять мегарегулятор наднационального уровня. Лицензия на банковскую деятельность, полученная, допустим, в России, будет признаваться и в других государствах, входящих в ЕАЭС, без всяких переаттестаций. Произойдет закономерное снижение административных барьеров. Согласно «дорожной карте», общий энергетический рынок ЕАЭС должен быть создан к 1 июля 2019 года. Общий рынок газа планируется создать до конца 2015 года. В полной мере соглашение о едином обращении лекарственных средств будет действовать с 1 января 2016 года, и можно будет говорить уже об общем фармацевтическом рынке. Со временем предполагается проводить единую валютную политику. Стремиться к этому нужно уже сейчас – ведь к 2015 году по всем дорожным картам все виды объединений должны быть выстроены. Ну а дальше можно уже будет рассматривать и переход на единую валюту. Но для этого нам необходимо хотя бы постепенно отказываться от расчетов в долларах США и евро. Следует активизировать товарный оборот друг с другом. Должны осуществляться мультивалютные расчеты. И со временем, я уверен, что так и будет. Но предстоит проделать еще большой путь для достижения наших целей. Для сравнения, хочу напомнить, что европейские страны к единому интеграционному пространству шли более 50 лет, и до сих пор, несмотря на проделанную работу, у них существуют проблемы, связанные с объединением рынка и введением единой валюты. Мы внимательно изучаем их опыт.
- Грядет Питерский экономический форум – событие, которое привлекает внимание многих специалистов на мировом уровне. Какие проблемы будут обсуждать эксперты в этом году в рамках мероприятия?
- Если я буду выступать на этом форуме, то расскажу о том, как чувствует себя бизнес при взаимодействии с банками, какие антикризисные инструменты были предложены правительством и Центральным банком и почему многие из них попросту не работают. Необходимо разобрать вопрос о том, почему, когда есть денежное предложение, то оно ни бизнесу, ни банкам просто неинтересно. Нам следует подробно изучить накопленный опыт. Из 27 банков федерального уровня только 7 рассматривают возможность использования государственной поддержки. Не все банки готовы идти на требования государства при оказании помощи. К примеру, в тех кредитных организациях, где государственная помощь все же будет использована, вводится мораторий на повышение зарплат сотрудникам и ряд других непопулярных мер. Представители банков на это отвечают, что в таком случае им непонятно, как мотивировать персонал приносить большую прибыль. Неудивительно, что многие банки считают, что с кризисными явлениями они лучше сами справятся. Шок от кризиса прошел. Деньги на счетах вроде бы есть, поэтому многие банки решили обойтись без помощи государства. Между прочим, в случае использования предложенных средств возникают и репутационные риски: раз нужна помощь, значит что-то не в порядке. Банки не хотят рисковать своим имиджем и предпочитают самостоятельно справляться с проблемами.
Самое позитивное заключается в том, что государство готово поддержать бизнес. Сам факт предоставления финансирования умиротворяет рынок, оказывает оздоравливающее, можно сказать, психологическое воздействие.
Аналогичная ситуация и у крупных предприятий. Далеко не все готовы получать государственные средства поддержки на предлагаемых условиях. Тема, касающаяся взаимодействия государства, бизнеса и банков, очень актуальна сегодня, и ее, конечно же, обязательно нужно обсудить с экспертами на форуме.
- Как вы оцениваете состояние программы импортозамещения? Что говорят предприниматели?
- Существенные позитивные сдвиги заметны в сфере производства продуктов питания. Конечно, нас не все устраивает пока. В первую очередь, хочу отметить, что не по всему перечню продовольственных товаров мы преуспели. Изначально программа строилось по принципу замены одного импортера другим. К примеру, вместо литовского молока покупаем белорусское и т.д. Однако суть этой инициативы в том, чтобы поддержать отечественного производителя. Если в этом мы преуспеем, то это будет настоящее достижение. Мы последние 25 лет даже не задумывались о том, насколько это важно. А сейчас, благодаря санкциям, начали происходить долгожданные изменения. Я хочу подчеркнуть, что у этой программы по-прежнему много трудностей. Но крен в сторону поддержки своего производителя начал происходить, и все заинтересованы в том, чтобы тенденция усиливалась в дальнейшем.
Конечно, в машиностроении и оборонной отрасли пошли очевидные подвижки. Производители почувствовали ответственность. Предприятия, входящие в РСПП, почувствовали на себе влияние программы по импортозамещению и активно в ней участвуют.
Заявлена очень важная федеральная программа по реанимации станкостроения. В СССР, напомню, производили огромное количество станков как для легкой, так и для тяжелой промышленности. Большой перечень этой продукции поставлялся за рубеж. Мы соревновались с американцами за первые места по выпуску и поставкам нашего оборудования. Сегодня, конечно, мы в лучшем случае имеем лишь 10% от того объема рынка станкостроения, который был у СССР. А может быть, и того меньше. В СССР огромные научно-исследовательские институты вели свои разработки в этой области. Благодаря постоянной модернизации мы и имели такую долю рынка.
Сейчас все это нужно восстанавливать, и процесс займет не одну пятилетку, полагаю. Кстати, свою положительную роль в реанимации станкостроения может сыграть как раз Евразийский экономический союз. В рамках этого наднационального проекта планируется создать единый инжиниринговый центр по реанимации станкостроения. Сейчас идет изучение того, какие возможности есть в наших странах, и на базе чего мы можем начать развитие. По всему перечную станкостроения мы не сможем создать свою продукцию: на это требуются огромные деньги, да и не нужно это все в таком количестве. Важной частью программы является восстановление станкостроения для тяжелого машиностроения. Оно просто необходимо для дальнейшего развития машиностроения в целом.
- Дайте свою оценку антикризисному плану правительства. Как реализуются меры поддержки предпринимателей?
- Можно приветствовать локальные меры поддержки предприятий, готовность их частично субсидировать со стороны государства и т.д. Однако хочу подчеркнуть, что РСПП всегда выступала за системные меры поддержки. Во-первых, мы считаем, что должна быть на практике согласована денежно-кредитная политика Центробанка и планы правительства по экономическому развитию страны. Как пример можно рассмотреть следующую ситуацию, которую мы все наблюдали: в середине декабря 2014 года было принято решение экстренно повысить ключевую ставку. А антикризисные меры правительство стало реализовывать только через 3–4 месяца. Мы считаем, что работать следует в другом режиме. В случае наступления кризисных явлений одна мера должна следовать за другой в логической связке. Согласованность должна быть в действиях, чтобы рынку были понятны цели властей.
Вторая инициатива связана с необходимостью отложить введение дополнительных налогов и сборов на бизнес в 2015 году. Мы не должны утяжелять возможности ведения бизнеса тем компаниям, которые и так уже платят налоги и в бюджет. Правительство рассматривает наше предложение. Премьер-министр Дмитрий Медведев дал поручение оптимизировать перечень новых налогов и сборов для того, чтобы облегчить жизнь отечественному бизнесу.
- Вы почетный гость Сочинского банковского форума. Скажите, пожалуйста, о каких проблемах вы планируете рассказать на этом мероприятии в 2015 году?
- Полагаю, что самое главное – это оценить состояние банковского сектора: что за год произошло, как мы проходим через кризис, посмотреть на себя со стороны с учетом международного опыта и т.д. На Сочинском банковском форуме мы пытаемся заглянуть в завтрашний день: предупредить те проблемы, которые пока не ясны, но далее могут стать новыми вызовами, разработать меры по разрешению кризисных явлений. Трудный 2015 год не закончится осенью. Я думаю, что относительная стабилизация экономики в России последует только в 2016 году. Уменьшение объемов ВВП в 2015 году будет существенным, но мы надеемся, что по итогам следующего года отечественная экономика стабилизируется.
Источник: Наталия Трушина, Bankir.Ru
Подробнее: http://bankir.ru/publikacii/s/aleksandr-murychev-shok-ot-krizisa-proshel-10006432/